МЕЖДУ ДВУМЯ УТОПИЯМИ...

"Россия стоит в раздумье между двумя утопиями: утопией прошлого и утопией будущего". Эти слова Короленко сегодня еще более соответствуют истине, еще более актуальны и точны, чем столетие назад, когда были произнесены. Россия стоит на распутье и в конце этого 20 века с той лишь разницей, что утопия будущего стала утопией прошлого, а утопия прошлого — утопией будущего. Россия всегда мучилась в поисках Истины. Простые люди России охотно откликались на новые идеи. Но во всем должна быть мера, самоограничение. Не "золотая середина", а "золотое сечение". Не беспринципное "и вашим и нашим", а Истина. Особо опасен нравственный беспредел, бросающий хрупкую человеческую совесть, душу и разум в непредсказуемую крайность или 1917- 38, или 1991-93 года. На первом месте у людей всегда была жажда перемен. А какие перемены — это мало кого интересовало, чаще всего это были чужеродные утопические идеи, паразитирующие на pоссийской почве. Жажда перемен привела в конце 19 века к чужеродной марксистской идее. И наступил беспредел.

Молодой рабочий класс, рожденный капитализмом и доведенный им до отчаяния беспредельной эксплуатацией, поддержал не только свободу, всеобщее равенство и братство, но и диктатуру пролетариата. Аграрная реформа, сразу бросившая крестьян в стихию рынка, разложило патриархальные устои в деревне. Русская интеллигенция из кожи вон как лезла, так и лезет, чтобы ускорить развал страны по принципу: чем хуже всем, тем лучше нам. Войну с Японией лучше проиграть. Войну с Германией — тоже. Позорный Брестский мир и потеря территорий лучше, чем потеря власти. Российское государство во главе с царем и российское общество во главе с революционерами стали смертельными врагами. Демагогия и всеобщая болтовня посеяли смятение в умах людей. Истина никого не интересовала. И когда в 1917 году пришли смелые бунтари и бродяги, которым терять было нечего кроме цепей, Российское государство распалось за одну ночь (как и СССР в 1991 году в Беловежской Пуще), власть над страной и народом была взята не толлько голыми, но и грязными руками.

Люди всегда стремились улучшить свою жизнь, осознавали свою ответственность за судьбу страны и народа. Однако жизнь не улучшалась, а ухудшалась. Краткотечный "революционный подьем" и "энтузиазм народа" сменялся растерянностью, грустью и тоской и за свою собственную судьбу, и за судьбу Отечества. Внутренний духовный разлад — черта не только отдельных людей, но и всего народа. "Темные пятна души изувеченной русскому глупо скрывать", писал Некрасов в прошлом веке. А во что превратились эти "темные пятна" в наше время? Духовный разлад гонит людей к любой новой идее, как мотыльков к костру, в котором они сгорают без следа. Стихия всеобщей вовлеченности или коллективизма порождает беспредел во всем, в т.ч. и в жертвах. Вспышки стихийного народного бунта, вспышки стихийных революционных страстей были всегда. Но систематизированная, "научно" обоснованная, на государственном уровне поощряемая и направляемая вспышка революционной ярости явилась миру впервые за всю историю человечества. Эта вспышка революционной ярости дорого обошлась народам. За идеи люди умирали всегда. Но нигде в мире так легко не жертвуют своими жизнями, как на Руси. В разные времена эта жертвенность преподносилась как смелость, удаль, патриотизм, любовь к Родине или ненависть к врагам.

В первую мировую войну и особенно в революционное и послереволюционное лихолетье погибли ни за что миллионы ни в чем не повинных людей. Позже было так или иначе репрессировано еще больше миллионов. Война с фашизмом унесла по уточненным теперь данным еще 30 миллионом жизней. Достоевский писал, что все сокровища мира не стоят одной слезы ребенка. Сколько слез пролито детьми, матерями, женами, сестрами по этим потерянным миллионам своих родных и близких?! Кто истреблял эти миллионы? Не только фашисты и прочие внешние враги, а прежде всего свои соотечественники. Расстрелять, как вpагов наpода, — кричали белые и красные в начале века. Pасстpелять оппозицию в белых, сеpых и пpочих домах России, — кpичат пpавые и левые в конце века. А в сpедине века стрелять пьяниц, хулиганов и прочих "пережитков прошлого", путающихся под ногами сначала в стройных pядах на пути к коммунизму, а тепеpь на пути к капитализму. Расстрелять прогульщиков! Расстрелять детей, стариков, собирающих полусгнившие колоски с колхозных полей! Расстpелять домохозяек, идущих с пустыми кастрюлями к белому дому демократов. Или дать 10 лет тюрьмы, что в условиях холодных и голодных лагерей Сибири одно и то же. Причем, такие приговоры выносились не только в НКВД, КГБ и прочими репрессивными органами, по долгу службы обязанными поддерживать порядок и дисциплину в обществе. Чаще всего "расстрельные" приговоры выносились на обычных собраниях обычными, простыми людьми. (С ума сходили, сходят и будут сходить всегда. И каждый сходит с ума по-своему. И каждый свой "сход с ума" считает единственно правильным, а "сход с ума" других неправильным и каждый старается свой "сход с ума" навязать всем. И в этом виноваты все!)

Сосед доносил на соседа, сын на отца, отец на сына, брат на брата, жена на мужа, муж на жену. А что говорить о тех, кто был кем то случайно или не случайно обижен. Всему народу тогда государство предоставило уникальную возможность сводить счеты, жестоко мстить, ничем не рискуя и ничего не теряя, кроме своей совести, нравственности, души, как теперь всем грабить всех. Народ не только смирился с государственными душегубами, но и активно им помогал и продолжает еще помогать уничтожать себе подобных для торжества новой идеи, ради нового "светлого будущего", в котором наступит всеобщее равенство, справедливость, и изобилие всего, неизвестно откуда взявшееся. Не может быть всего этого в идеале нигде и никогда. Всегда равенство, справедливость, в одном оборачивается неравенством, несправедливостью в другом по закону сохранения не только материи, но и духа. Это доказано Российским коммунистическим экспериментом за последние сто лет, в итоге которого нет ни "светлого будущего", ни справедливости, ни добра как материального, так и духовного, а кое-где нет даже хлеба насущного. Нет и миллионов ни за что ни про что загубленных жизней. Теперь начались поиски "стрелочников": КТО ВИНОВАТ?
Далее см. КТО ВИНОВАТ? или см. Оглавление