КТО ТЫ? КТО ВЫ?

"Этот человек уже в течении нескольких лет пытается поменять всего лишь одну запись в своем паспорте. Не семейное положение и не прописку, и даже не имя или фамилию. Хафизов во что бы то ни стало хочет сменить национальность и получить паспорт, где в графе "национальность" вместо "татарин" будет записано "булгар"...В конце 80х начале 90х годов тема межнациональных отношений, суверенитетов республик охватила всех и вся, об этом говорили на лавочках у подьездов, в начальственных кабинетах, на кухнях, кричали в мегафоны на площадях. В этот момент среди части татарской интеллигенции начал происходить раскол: одни всячески старались подчеркнуть принадлежность корней народа к Золотой Орде, вдохновляясь великой историей этой крупнейшей империи, другие всячески от этого открещивались, утверждая, что Золотая Орда — агрессор, завоевавший Волжскую Булгарию и поработивший местное население до такой степени, что впоследствии имя "татарин" распространилось и на тех, кто должен именоваться болгарами. Соответственно и ученые разделились на два лагеря: "татаристов" и "булгаристов". На этой волне возникла масса всевозможных булгарских обществ, в т.ч. и в Наб.Челнах, которые стали ратовать за официальное переименование татар в булгары. Нашлись и люди, начавшие предпринимать попытки поменять паспортную национальность. Рашид Хафизов тоже почувствовал непреодолимое желание превратиться из татарина в болгарина посредством смены паспорта.

Казалось бы, чего проще: написать прошение в паспортный стол, сдать паспорт и получить другой. Хафизов тоже так думал и обратился весной 1994 года к начальнику паспортного стола Новгородской префектуры г.Наб.Челны. Тут все и началось. Через некоторое время Рашид Каримович обнаружил в своем почтовом ящике, по его выражению, "подкидыша" — официальный ответ начальника паспортного стола. В "подкидыше" говорилось о том, что, в соответствии с постановлением Совмина от 1974 года, запись о национальности производиться в соответствии с национальностью родителей. Если родители принадлежат к разным национальностям, то национальность записывается по национальности отца или матери на выбор по желания получателя паспорта и в дальнейшем национальность изменению не подлежит. Поскольку в документах Хафизова родители числились татарами, то и ему надлежит вечно быть татарином. "В Республике Татарстан в настоящее время национальность "булгар" не принята, поэтому нет возможности обменять паспорт с изменением национальности".

Хафизов на этом не остановился, тем более что в Казани ряд людей сумели стать "паспортными" булгарами через суд. Рашид Карамович написал заявление в префектуру с жалобой на начальника паспортно-визовой службы, указав, что его лишили права свободного определения своей национальной принадлежности. Ответ префектуры не замедлил себя ждать. Он был краток: "Гражданин Хафизов! Ваше заявление рассмотрено. Начальник паспортного стола правильно отказала в изменении национальности. Ваше желание изменить национальность не основано на законе". И все дела. Сообразив, что разговор в милиции о национальной принадлежности — это что-то вроде разговора с фининспектором о поэзии Маяковского, Рашид Карамович стал взывать к общественному мнению.

"Кто Я? — задается вопросом Хафизов, — Я решил для себя, что Я — БУЛГАР. Почему пришел к такому выводу? Я считаю себя булгаром, поскольку ими были мои деды и прадеды. В древности народ, живший на этих землях, знал об общности родоплеменных корней болгар: приазовско-донских, придунайских, балкарцев и карачаевцев на Кавказе. Сейчас свою историю все забыли". Затем Хафизов начал судиться. В том же 1994 году, летом, Автозаводский нарсуд оставил его иск без удовлетворения. Официальные органы ссылались на то, что в переписных листах, да и вообще в каких либо документах в нашей стране такой национальности нет. В то же самое время при переписи населения в конце прошлого века отмечались случаи, когда в Казанской губерни люди записывались булгарами. "Не моя вина, заявил в суде Хафизов, что в список народов, проживающих в России, не включены булгар". Повторный суд отложили, понадобились консультации с Российской Академией Наук, Институтом этимологии и антропологии. Хафизов не остановился и на этом, подал кассационную жалобу в Верховный Суд Татарстана. Жалобу на несправедливое рассмотрение дела в Челнах Казань удовлетворила, но позже из того же Верховного Суда пришел еще один документ, где отмечалось, что Хафизов не может представить достаточных доказательств того, что он и в самом деле не татарин, а болгарин. "Такое вот оно современное право. Имеешь его, но докажи, что и твоя бабка не гуляла с Деникиным", — говорит Рашид Карамович.

Тем же летом 1994 года некий житель Казани Хабибрахман Габдрахманов в суде добился, чтобы начальник паспортного стола Московского района столицы республики выдал ему новый паспорт с записью "булгар" в графе национальность. И Хафизов никак не может взять в толк: почему в Казани можно, а в Челнах — нельзя, (почему закон, что дышло, куда повернули, то и вышло). Упомянутые выше и другие судебные заседания не дали Рашиду Карамовичу желаемого результата, хотя он, вновь проигрывая суды, подавал и кассационную жалобу в Верховный Суд, и жалобу в порядке надзора. Тщетно! Осенью 1994 года он обратился уже в Верховный Совет Республики Татарстан. Ему ответили, что он может самостоятельно определять свое отношение к существующим в настоящее время нациям и народностям. Но булгары к таким Верховным Советом не относились. Хафизов продолжал взбираться выше по ступенькам. Обратился с письмом к президенту М.Шаймиеву. Эффекта не было. Наконец, в сентябре 1996 года Комиссия Госсовета РТ приняла "соломоново" решение, где постановила рекомендовать МВД Татарстана обеспечить оформление паспортов граждан РТ согласно Конституций РТ и РФ. Хафизов вновь стал получать ответы о том, что булгар в Татарстане нет. "А как же быть тогда с правом на свободу хотя бы совести и правом на самоопределение?",— возмущается Рашид Карамович, "Право есть, а законов нет!" 10 лет Хафизов жил надеждой стать булгаром, но так им и не стал. В 2003 году он татарином так и умер.

Во всей этой истории наблюдается некий трагикомизм. Причем он даже не в том, что человек 10 лет упорно бился всего лишь за одно слово в паспорте, а в том, что в ближайшее время обстоятельства могут сложиться так, что вся его многолетняя борьба за болгарство может оказаться напрасной. МВД России до 2005 года обязано снабдить всех граждан федерации паспортами нового образца, получив которые, многие из тех, кто подобно Хафизову озабочен на предмет перемены национальности с татарина на болгарина, с русского на еврея, или с грузина на эвенка, скорее всего будут не очень-то удовлетворены по одной простой причине: в новых паспортах графы "национальность" не будет. Говорят, что булгаристы вносят некий раскол. Хафизов придерживается мнения о том, что раскол может произойти из-за перехода татарского языка на латинскую графику и без булгаризма.

Все это — проблемы. Но почему-то все это многим кажется чудовищно далеким от нынешней жизни. "Голодному цветов не дарят",— говорил Хафизов и добавлял: "В наше смутное время народу не до филологических изысков". (Наше время смутное как раз потому, что Истина мало кого интересует). Может быть, он прав? Я не знаю", — признается Ринат Билалов в конце своей статьи в "Новом городе" от 25.09.1997г., которую "Истина" приводит почти без сокращений не только для натурализации, но и реализации межнациональных проблем в Российской Евразии. Эта статья — наглядный пример того, что в настоящее время НИКТО НЕ ЗНАЕТ, КАК РЕШИТЬ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ: ни честно признающийся в этом Билалов, ни Хафизов, пытавшийся их решить изменением записи в паспорте, ни паспортисты, ни суды, ни президенты, ни верховные и не верховные советы, ни в центре, ни на местах. ВСЕ — и кто по зову предков пытается, и кто по служебным обязанностям обязан решать национальные проблемы — все блудят без ориентиров, как дети в темном лесу.

А если нет ориентиров, то все и в суверенном Татарстане, и в суверенной России, и в других суверенных республиках бывшего СССР шарахаются в национальные крайности, принимая, мягко выражаясь, не совсем разумные, ничем не обоснованные решения, загоняя межнациональные проблемы еще дальше в тупик. "В республике Татарстан национальность булгар не принята" — единственный "убийственный" довод официальных властей Татарстана отказа Хафизову. Но тогда "татаристы" сами себя загоняют в угол. Тогда выходит, что болгар в Татарстане или вообще нет, или они "вне закона". Но если булгар нет, то куда они делись вместе с Волжской Булгарией — государством во всех отношениях в 12 веке не меньшим и не менее развитым, чем Древняя Русь, реально существовавшим до 1236 года, что известно всему миру. Версия о том, что всех булгар перебили татаро-монголы, не выдерживает никакой критики потому, что:

  1. тогда "татаристам" надо признать свой чудовищный геноцид;
  2. достоверно установлено и по документам, и по здравому смыслу, что татаро-монголы не уничтожали покоренные народы, а наоборот были заинтересованы в их сохранении и развитии, чтобы можно было больше собирать с них дани;
  3. татаро-монголы просто физически не могли перебить ни всех булгар, ни всех русских, ни все другие народы из-за своей малочисленности по сравнению с ними.

Но тогда выходит, что болгары "вне закона" в своем же собственном Отечестве, на своей исторической Родине. Булгар еще в Золотой Орде перекрестили в татар ("записали" татарами), от которых они не могут откреститься по сей день даже в современном свободном и демократическом Татарстане. А как быть тогда с правами человека и с правом наций на самоопределение, со Свободой, с Азатлыком и вообще с демократией и в Татарстане, и в России. Выходит, за что боролись, на то и напоролись. Что теперь делать и как дальше жить?

В Москве межнациональные проблемы решили решить примитивно просто, ликвидировав в паспорте графу "национальность", не соображая, что национальность можно ликвидировать на бумаге бюрократа, но не в сердце человека, и не учитывая, что булгарский дух в сердце булгарского народа не удалось ликвидировать в течение 8 столетий даже совместно с татаро-монголами. С полной гарантией можно предсказать, что из московской национально-паспортной реформы ничего хорошего не получится так же, как ничего хорошего не получилось ни из революции 1917 года, ни из перестройки 1991 года, потому что делались они топорно: что написано национальным пером, нельзя вырубить московским топором. Наоборот, страна получит букет новых и неожиданных проблем не контролируемого и неуправляемого национального сепаратизма и терроризма, как в Чечне. Чеченцам безразлично, что написано у них в паспорте, им в горах не нужен даже сам паспорт, не то что какая-то там графа в нем.

Истинным решением национальных проблем является демократичное признание права каждого человека свободно и разумно по зову души и сердца относить себя к той нации и национальности, к которой он в настоящее время духовно, нравственно и генетически ближе всего, в т.ч. и к новой нейтрально интернациональной евразийской нации, и отражать это при желании и в документах, в т.ч. и в паспорте. КТО ТЫ, Рашид Хафизов?

По Истине, в истоках ты, конечно, болгарин Рашид аль Булгари Карам улы Хафиз, а теперь в реальной действительности ТЫ ЕВРАЗИЕЦ болгарского происхождения — Рашид Карамович Хафизов, что есть и будет истинным решением и твоих, и моих, и татарских, и российских, и наших, и ваших, и многих других национальных и межнациональных проблем.
Далее см. МАРИЙЦЫ-ЕВРАЗИЙЦЫ или см. Оглавление